Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Казалось бы, что антидепрессанты относятся к лекарственным средствам и не причиняют никакого вреда человеку. Однако среди них существуют наркотики-антидепрессанты, которые после длительного употребления вызывают стойкую зависимость и причиняют еще больший вред организму и не решают проблемы апатии и подавленного состояния.

Антидепрессанты представляются собой обширную группу препаратов, основным предназначением которых является лечение всевозможных расстройств:

  • Отчаяния и бессонницы;
  • Нервозности;
  • Подавленного и апатично состояния.

Перечисленные выше симптомы относятся к симптомам депрессии.

Медицинские специалисты, специализирующееся на лечении депрессии, достаточно часто выписывают эти препараты, чтобы побороть депрессивное состояние у человека.

Однако не многие знают, что данная группа препаратов должна использоваться исключительно в крайних случаях и их употребление должно контролироваться лечащим врачом.

Употребление препаратов должно проводиться в определенных дозах и на коротких промежутках времени, иначе они провоцируют становление зависимости, которую можно поставить в один ряд с наркотической.

К примеру, препарат Прозак, относящийся к группе антидепрессантов, считается опасным лекарственным средством, в результате длительного употребления может существенно навредить психической системе человека, во многих случаях его употребления является неоправданным, поскольку не одно средство из этой группы не способно избавить человека от депрессивного состояния. Они лишь на время заглушают душевную боль. Кстати, тут будет уместно провести аналогию с наркотиками, поскольку они, только, на время притупляют боль, и не способны устранить источник ее возникновения.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Виды

В настоящее время наибольшее распространение среди антидепрессантов, вызывающих сильную зависимость получили следующие препараты:

  • Флуоксетин (Прозак);
  • Лирика.

Давайте подробнее рассмотрим их.

Флуоксетин

Флуоксетин – препарат, представляющий группу антидепрессантов. Он является отечественным аналогом зарубежного Прозака. Стоимость последнего существенно дороже, поскольку он выпускается британскими фармацевтическими компаниями. По эффективности и действию они практически идентичны.

Как действует Флуоксетин?

Флукосетин или его аналог Прозак не дает серотонину поступать обратно в синапсы, (места, где происходит соединение нервных клеток друг с другом).

В результате содержание серотонина в соединительных элементах значительно увеличивается, по этой причине этот препарат в течение длительно промежутка времени оказывает существенное воздействие на постсинаптические зоны, тем самым провоцируя характерные изменения:

  • Стимуляция нервной системы;
  • Снижение аппетита, результатом становится похудение;
  • Повышенное настроение;
  • Избавление от чувств обеспокоенности и тревожности;
  • Активация психических процессов.

Кроме захвата серотонина в нервных тканях, этот препарат оказывает похожее действие на тромбоциты, он понижает их склеивающую способность. Подобное действие положительно сказывается на организме, поскольку предупреждает появление тромбозов.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Лирика

Большинство современных клиник отказалось от лечения с использованием Лирики, так как этот препарат оказывает сильное наркотическое действие. Он провоцирует сонливость, затуманенность сознания, общую слабость, спутанность мыслей, а главным его недостатком является возникновение стойкой зависимости.

Однако, этот препарат официально используется в наркологии, так как способен быстро избавить от болей при ломках. Лирика назначается по рецепту. Строго запрещается повышать положенные дозы и самовольно затягивать курс приема.

Лирика не по назначению

Часто можно встретить метадоновых опиумных и героиновых наркоманов, употребляющих этот препарат не по назначению. Они считают лирику доступным и неиссякаемым источником вдохновения.

Привыкание к этому препарату происходит очень быстро, и формируется стойкая зависимость. Подобный побочный эффект Лирики сделал ее запретным препаратом, и купить его можно только по рецепту врача. Не так давно Прегабалин (лирика) был в свободном доступе в аптеках, то есть наркоманам был открыт путь для получения очередной легальной дозы.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Воздействие

Большинство людей начинают употребление антидепрессантов, без рецепта или совета врача. Назойливая реклама или знакомые провоцируют человека к тому, чтобы он попробовал эти препараты от возникшей депрессии, которая для большинства людей стала обыденным явлением.

Спустя небольшой промежуток времени человек уже не может существовать без этих препаратов, он без них становится беспомощным, его мучает бессонница, не способен полноценно мыслить и даже вести обычную беседу. Происходит становление сильной зависимости и с каждым последующим употреблением этих препаратов, состояние человека становится хуже.

Чем опасны?

Чрезмерное употребление антидепрессантов приводит к проявлению побочных эффектов. Они относятся к полисистемным, то есть вред может быть причинен любой системе организма. В клинических случаях могут проявляться следующими состояниями:

  • Маниакальное преследование;
  • Аллергические высыпания;
  • Склонность к суициду;
  • Сексуальная дисфункция;
  • Частые головокружения;
  • Недержание мочи или ее задержка;
  • Дрожь;
  • Нарушение сердечного ритма;
  • Судороги;
  • Повышенное слюноотделение;
  • Плохой аппетит;
  • Жидкий стул.

Самой главной опасностью употребления антидепрессантов является становление физической и психической зависимости. Не нужно пренебрегать этим, эта зависимость сравнима по степени тяжести с наркотической.

Если вы употребляете антидепрессанты по рекомендации лечащего врача, то при возникновении каких-либо отклонений или чувстве дискомфорта, следует незамедлительно пройти консультацию у своего врача.

Таким пациентам в большинстве случаев необходимо провести коррекцию дозы или произвести смену препарата.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Как выглядит передоз от антидепрессантов

Превышение, указанной лечащим врачом дозы препаратов из группы антидепрессантов, а также более частое употребление оборачивается возникновением целого ряда симптомов, которые служат своеобразным сигнализатором о передозировке.

При передозировке антидепрессантами необходимо незамедлительно обратиться за квалифицированной медицинской помощью, поскольку очень велик риск возникновения летального исхода.

Основными симптомами передозировки антидепрессантами являются следующие:

  • Чрезмерное психическое возбуждение;
  • Тошнота и многократная рвота;
  • Безосновательная повышенная двигательная активность;
  • Учащенное сердцебиение;
  • Судороги, схожие по внешним признакам с эпилептическим припадком;
  • Различные степени аритмии.

Человек, употребляющий антидепрессанты в качестве лечения, должен осознавать, что ни в коем случае не нужно увеличивать рекомендуемую специалистом дозу, тем более начинать употребление этих препаратов по собственной воле.

Запомните, что не существует эффективного специфического противоядия, а последствия могут быть колоссальными. При передозировке этими препаратами может проводиться исключительно симптоматическая терапия, то есть выполняется устранение клинических признаков отравления.

Устранение причины возникновения не производится. Обязательными мерами в данном случае являются:

  • Промывание желудка;
  • Употребление всевозможных энетросорбентов, антиаритмических средств и противосудорожных препаратов.

Лечение зависимости от антидепрессантов

Если беда все-таки случилась, и ваш родной человек испытывает зависимость от антидепрессантов, то в этом случае необходимо незамедлительно обратиться в нашу наркологическую клинику. Мы на протяжении многих лет помогаем нашим пациентом избавиться от различных зависимостей.

Мы используем исключительно комплексные методики, дающие положительный и гарантированный результат. Лечение проводится в нашем стационаре, никаких терапий на дому, гипноза, кодирования и прочего шарлатанства. Только комплексные и зарекомендовавшие себя методики. Мы работаем на результат, поскольку дорожим своей репутацией.

Каждому пациенту обеспечиваются комфортные условия и полная анонимность. 

Лирика — НОВЫЙ НАРКОТИК — Какие последствия?

Источник: https://narko-kliniki.ru/stati/narkotiki-antidepressanty.html

Лечение кокаиновой зависимости. Центр НарМед

Употребление кокаина является самым распространенным среди психостимуляторов. Зависимость от него выделена в отдельную нозологическую группу ввиду формирования очень выраженной психической зависимости от наркотика. Именно учет этих факторов и множества других способен обеспечить успех в преодолении болезни.

Лечение кокаиновой зависимости – действительно актуальная проблема

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Если вам кажется, что кокаиновая зависимость – это прерогатива западных стран или стран Латинской Америки, то это далеко не так. В крупных российских городах, и естественно в Москве проблема употребления кокаина стоит достаточно остро, и употребляют его не только представители «золотой молодежи». За последние несколько лет стоимость даже чистого кокаина значительно снизилась, а так как его употребляют с примесями, то это еще больше увеличило доступность наркотика.

Как следствие, резко выросла частота кокаиновой зависимости среди всех типов наркоманий и токсикоманий и, если раньше, даже в Москве кокаиновые пациенты были относительно стабильными в общем числе популяции, то теперь их стало значительно больше.

Есть проблема и того, где возможно пройти действительно эффективное и полноценное лечение кокаиновой наркомании. В большинстве наркологических центров аспект делается на помощи зависимым от алкоголя. Значительно меньшее число клиник специализируется на помощи наркоманам и токсикоманам.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Если же взять специализированные центры, которые действительно помогают наркозависимым и, при том, с высоким показателем успеха в лечении, то их вообще единицы.

Наш специализированный многопрофильный наркологический центр одним из первых в стране стал осуществлять помощь в частном порядке лицам с зависимостью от кокаина.

Изначально нами использовались наиболее действенные и действительно эффективные отраслевые рекомендации стран с высоким уровнем эффективности наркологической помощи. При этом для повышения эффективности лечения кокаиновой зависимости была проведена адаптация основных программ.

В итоге, нам удалось создать стройную систему последовательной помощи и эффективного лечения кокаиновой наркомании, причем эффективность конкретно по этому типу наркотической зависимости у нас достигает уровня порядка 90% при прохождении полноценного курса лечения. Мы практикуем поэтапный, последовательный подход в который входят следующие направления:

  • Проведение детоксикации после кокаиновых «запоев»;
  • Борьба с нарастающими явлениями именно психической зависимости;
  • Восстановление психоэмоциональной сферы, как проявления абстиненции;
  • Психотерапевтические методики коррекции поведения;
  • Продолжительная реабилитация и ресоциализация, которая в ряде случаев может быть и амбулаторной;
  • При необходимости для пациентов создаются условия для поддержки в особенно сложных или кризисных жизненных ситуациях;
  • Постоянная поддержка и консультирование родственников пациентов с кокаинизмом.

Наши специалисты действительно тонко понимают все особенности, которыми обладает кокаиновая зависимость, как нозологическая форма, а значит, лечение всегда будет полным и действительно обоснованным. Именно такой подход позволяет нам прорабатывать программы, которые после их корректного выполнения и завершенности действий обеспечивают столь высокий уровень результативности.

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Лечение кокаиновой зависимости это действительно важная проблема, так как ввиду неверного подхода, многие пациенты не могут избавиться от зависимости и со временем переходят на более «традиционные», тяжелые наркотики, так как они значительно более дешевы и доступнее, а по степени наркогенности и эйфории – превосходят кокаин. Наши же специалисты своей повседневной работой доказывают, что кокаиновая зависимость успешно преодолима и избавление от неё позволяет не развиваться дальнейшим типам зависимостей.

Источник: https://lechenie-narkomanii.com/lechenie-ot-kokainovoi-zavisimosti.html

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Эффективность лечения от кокаиновой зависимости антидепрессантами

Впервые ученые из Медицинского Колледжа Вейлла Корнела и Медицинского Центра Колумбийского Университета описали особенности процесса воздействия на мозг антидепрессантов, кокаина и амфетоминов. Это новейшее открытие может быть полезным в разработке более специализированных методов лечения для совокупности психических заболеваний, особенно в области болезненных зависимостей. Это крупное открытие, описывает подробную молекулярную и биохимическую структуру лекарственных препаратов, известных как нейромедиатор-натрий симпортеры (NSSs) и как клетки используют их для передачи сигналов в клетках мозга. Вторая работа описывает, где и как молекула наркотика связывается с нейромедиатором, т.е. указывает на что она воздействуют в нервной системе человека.

Читайте также:  Как растет каннабис, внешние признаки, описание свойств

“На уровне молекулярного поведения наши открытия ясны и подробны, поэтому они могут быть наиболее полезны для изобретения более эффективных способов лечения нарушений настроения, невралгических и психических заболеваний, и для создания непосредственного и эффективного способа лечения зависимостей от кокаина и амфетоминов”, — говорит соавтор работы доктор Гарел Венштейн (Dr. Harel Weinstein). «Это исследование может так же положить основу для разработки новых способов лечения для расстройств, связанных с нейромедиатором дофамином, таких как болезнь Паркинсона, шизофрения, неуверенность и депрессия. Для проведения наблюдений ученые, во главе с доктором Йоганом Явичем (Jonathan Javitch) стабилизировали различные структурные состояния молекулы нейромедиатора натрий-симпортета, которые связаны с фазами ее функционирования. Это позволило команде ученых изучить, как подложки и замедлители влияют на переходы между различными состояниями, чтобы определить условия, при которых функция выполняется удачно.

«Кристаллография позволила определить только структурную форму молекул, но наши эксперименты и вычисления позволили установить, как это форма изменяется и, таким образом, понять функциональную роль различных форм, которые молекула должна принять для выполнения транспортной функции», — говорит доктор Явич.

Больше всего ученых поразило то, что две связанные точки в молекуле медиатора должны быть заполнены одновременно и взаимодействовать для перемещения молекулы через клеточную мембрану. Для изучения этого процесса ученые использовали кристаллическую структуру бактериального медиатора, который очень похож на человеческий нейромедиатор.

Они создали компьютерную модель, чтобы просчитать путь, по которому движется молекула в клетке. Для проверки соответствия компьютерных вычислений и подтверждения выводов ученых был проведен ряд лабораторных экспериментов.

Вместе моделирование и практика помогли выявить хорошо налаженный процесс, в котором два йона натрия связывают и стабилизируют молекулу медиатора, чтобы установить в правильное положение обе молекулы-посланника – одну – глубоко в центре белка, и другую – близко к входу.

Как ключ, приводящий в движение механизм замка, двойная связь взывает изменения в медиаторе через структуру, позволяя одной из двух молекул натрия переместится внутрь, и высвободить молекулу-посланника и ее натриевую пару в клетку.

В изученном бактериальном медиаторе, молекула антидепрессанта соединялась с внешней из двух молекул, и блокировала механизм передачи, оставляя молекулу-посланника снаружи клетки.

Вторая команда исследователей, включая сотрудничество лабораторий Вейнштейна и Явича с коллегами из Дании, обнаружила, что в человеческом Дофамин-медиаторе кокаин связывает внутреннюю молекулу, в отличие от связей антидепрессанта, при опытах на бактериальном медиаторе.

В связи с этим ученые пришли к выводу, что лечение кокаиновой зависимости будет более сложным, т.к. воздействие на связи кокаина так же окажут влияние на связи естественных молекул-посланников. «Новые находки могут направить методику лечения кокаиновой зависимости совершенно другим курсом», — говорит доктор Вейнштейн.

Детальное понимание молекулы на уровне структуры и функционирования – редкое явление в мире лекарственных препаратов и наркотиков. Только о 15% наркотиков/лекарств известно их действие на молекулярном уровне, даже если эффект этих веществ, после наблюдений и тестирования, фармакологически хорошо осмыслен и понят.

Агрегатор новостей 24СМИ

Источник: https://newsland.com/user/4296647789/content/kak-antidepressanty-i-kokain-vzaimodeistvuiut-s-kletkami-mozga/3869212

Антипсихотические лекарства при кокаиновой зависимости

Актуальность

Кокаиновая зависимость часто ассоциирована с медицинскими, психологическими и социальными проблемами как для индивидуума, так и для общественного здравоохранения, создавая проблемы для общества в целом.

Лица, употребляющие кокаин, способствуют распространению инфекционных болезней, таких, как СПИД, гепатит и туберкулёз, а также криминала, насилия и контакта с наркотиками в период новорожденности.

Применение лекарств, таких, как антидепрессанты, антиконвульсанты и агонисты дофамина, для лечения злоупотребления кокаином или кокаиновой зависимости, не было подтверждено данными Кокрейновских обзоров. Использование антипсихотических агентов также принималось во внимание, частично в связи с тем, что кокаин способен вызывать галлюцинации и паранойю, которые имитируют психоз.

Характеристика исследований

Авторы обзора выявили 14 рандомизированных клинических испытаний с участием 719 взрослых. Одно исследование было выполнено в Италии, а остальные — в США. Исследования проводились в стационарных и амбулаторных учреждениях, и их продолжительность была от 14 до 168 дней (80 дней в среднем).

В одиннадцати испытаниях участники были разделены в случайном порядке на тех, кто принимал плацебо, и на тех, кто принимал следующие антипсихотические препараты: рисперидон (три исследования, от 1 до 4 мг. в день и одно исследование с инъекциями длительно действующего рисперидона в дозе 25 мг.

в течение 14 дней); оланзапин (три исследования, от 2.5 до 20 мг. в день); кветиапин (два исследования, 400 и 800 мг. в день); ламотриджин (одно исследование, 400 мг. в день); резерпин (одно исследование, 50 мг. в день). В трёх испытаниях проводилось сравнение двух препаратов; оланзапин (10 мг. в день) и галоперидол (10 мг.

в день), оланзапин (20 мг. в день) и рисперидон (9 мг. в день), а также арипипразол (10 мг. в день) и ропиринол (4.5 мг. в день).

Основные результаты

В испытаниях были использованы отличающиеся друг от друга средства и способы оценки исходов (результатов) исследования, что ограничило для нас возможность объединения полученных результатов.

Когда мы сгруппировали результаты всех исследований, сравнивающих любое антипсихотическое средство с плацебо, мы обнаружили, что антипсихотики незначительно увеличили число тех, кто продолжал лечение, но они были неэффективны в отношении снижения дозы кокаина во время лечения (два исследования), в отношении продолжительности воздержания от употребления (три исследования), или в отношении снижения влечения к употреблению кокаина (четыре исследования). Прямые сравнения каждого лекарства с плацебо, или с другим лекарством, были проведены в нескольких испытаниях с небольшим размером выборки, что ограничило надёжность полученных результатов. Однако, среди этих сравнений, только кветиапин, как казалось, работал лучше, чем плацебо, в снижении дозы кокаина и влечения к употреблению, но результаты были получены только в одном исследовании с 60 участниками. Информация о переносимости лечения с учётом побочных эффектов, воздержания от употребления кокаина и симптомов отмены, была ограничена. В целом, мы не нашли свидетельств, поддерживающих использование антипсихотических препаратов для лечения кокаиновой зависимости в клинической практике.

Качество доказательств.

Значительными ограничениями исследований были большое число людей, которые выбыли из них, и отсутствие чёткого описания методов, использованных для проведения исследований.

Более того, число участников было небольшим, а также, были использованы отличающиеся друг от друга способы измерений и представления результатов, что ограничивало для нас возможность объединения полученных данных.

В целом, мы оценили качество доказательств, как умеренное по числу выбывших из исследований, и низкое для всех остальных рассматриваемых исходов (результатов). Доказательства актуальны на 15 июля 2015 года.

Финансирование и конфликт интересов, отмеченные в исследованиях.

Большинство испытаний, включённых в этот обзор, финансировались из промышленных источников, или в них было заявлено о конфликте интересов некоторых исследований вследствие различных контрактных соглашений с фармацевтической промышленностью.

Только в пяти из 14-ти включённых исследований сообщили о финансировании исключительно из не-промышленных источников, и из этих пяти исследований только одно (Грабовски 2004) раскрыло отсутствие конфликта интересов у его авторов.

Другое исследование (Браун 2012) сообщило о конфликте интересов нескольких авторов, и три исследования (Левин 1999, Рейд 2005 и Винхусен 2007) не раскрыли конфликта интересов их авторов.

Одно включённое исследование (Мейни 2010) не содержало информации об источниках финансирования, но раскрыло отсутствие конфликта интересов авторов.

Восемь исследований, включённых в этот обзор, были финансированы промышленными грантами (Браун 2010; Хамилтон 2009; Кампмэн 2003), или сочетанием промышленных и непромышленных грантов (Акереле 2007; Лёбл 2008; Смелсон 2004; Смелсон 2006; Тапп 2015), в трёх из этих исследований (Браун 2010; Хамилтон 2009; Кампмэн 2003) была отражена информация о конфликте интересов авторов, в то время, как в остальных не упоминалось об этом.

Источник: https://www.cochrane.org/ru/CD006306/antipsihoticheskie-lekarstva-pri-kokainovoy-zavisimosti

Клубные наркотики и средства для похудения приспосабливают для лечения кокаиновой зависимости

1 августа 2016 года Джейми Блайт прошёл к реке в паре миль от своего дома с одной-единственной мыслью – покончить с собой. Он планировал повеситься, спрыгнув с берега, но его тянул вниз собственный вес, его ноги касались земли, и его попытка суицида провалилась.

Джейми начал принимать кокаин в университете. Двадцать лет спустя зависимость поглотила его полностью.

Всего за год до его попытки суицида жена Джейми родила их дочь, но к тому времени наркотик уже захватил все аспекты его жизни, и он не позволил Джейми полноценно заниматься отцовством. «Мне не хотелось жить. Мне было наплевать на всех и вся.

Я достиг такого момента в своей жизни, когда темнота была единственным вариантом. Я хотел лишь одного – кромешной тьмы», – говорит он.

Будучи младшим из семи детей в семье, Джейми всегда желал, чтобы его заметили. В юности он понял, что кокаин и алкоголь, как правило, привлекают людей, выступая катализатором в автоматическом кругу общения.

Он и оглянуться не успел, как уже принимал каждый день и то, и другое. «Кокаин был моим хлебом насущным. Абсолютно все решения, которые я принимал, были связаны с наркотиком. Самыми главными для меня были отношения не с любимым человеком, а с наркотиками.

Всё остальное не имело значения», – объясняет он.

Его попытка суицида изменила всё, и его отправили на реабилитационную программу в ЮАР, далеко от дома в Великобритании.

«6 августа, после высадки в Кейптауне, я навсегда отказался от спиртного и наркотиков», – говорит он. Он знает, что предстоящий ему путь будет нелёгким.

Кокаиновая зависимость – это болезнь на всю жизнь, от которой на сегодня не существует конкретного одобренного FDA лекарства.

Кокаин потребляют, посредством вдыхания, инъекций или курения в виде крэка, почти 19 миллионов человек во всём мире. Терапия и консультации у нарколога могут помогать некоторым людям, как это произошло с Джейми, но многие в итоге возвращаются к наркотику.

Читайте также:  Определение содержания корвалола в организме посредством тестов и лабораторных ислледований

«Крайне важно нацеливаться на психологические и социальные факторы, связанные с кокаиновой зависимостью, так как в противном случае не может быть эффективным никакое вмешательство, – говорит Оуэн Боуден Джонс, специалист по зависимостям Королевского колледжа психиатров Великобритании. – Лечение должно быть многопрофильным.

Но это изнуряющая болезнь, и также очень важно найти новые фармацевтические способы лечения зависимости, основанные на хороших эмпирических исследованиях».

Именно этим и начали заниматься некоторые исследователи, расширяя свои горизонты с целью исследования оригинальных и новаторских вариантов лечения.

Кетамин, повсеместно используемый в качестве обезболивающего для людей или транквилизатора для животных в ветеринарной медицине, также является популярным клубным наркотиком благодаря изменениям в сознании, которые он может вызывать.

Учёные под руководством Элиаса Даквара, психиатра из Колумбийского университета, предложили радикальную идею: а что, если кетамин можно было бы давать людям, зависимым от кокаина, для решения их проблем, связанных с кокаином?

«Мотивацией для этих исследований стало обнаружение эффективности кетамина в борьбе с депрессией.

Депрессию и зависимость роднят различные общие слабые места, поэтому мы подумали: логично исследовать кетамин как средство для лечения кокаиновой зависимости», – говорит Даквар.

В исследовании, опубликованном в конце 2016 года в Journal of Molecular Psychiatry, его команда обнаружила, что в медицинских учреждениях с жёсткими нормами инфузии кетамина могут способствовать сокращению потребления наркотиков у зависимых от кокаина пациентов.

Двадцатерым участникам вводили либо кетамин, либо психоактивное контрольное вещество под названием мидазолам (который обладает побочными эффектами, похожими на побочные эффекты кетамина, но, насколько известно, не воздействует на устранение проблем с кокаином). Двадцать восемь часов спустя они должны были выбирать между немедленным приёмом кокаина в лаборатории и получением денежного вознаграждения впоследствии.

Исследователи заметили, что лица, принимавшие кетамин, выбирали деньги с большей вероятностью, чем другие. Собственно, среди этих участников исследования они наблюдали существенное сокращение потребления кокаина – на 67 процентов относительно начального уровня. Несколько из них даже воздерживались от него в течение двух недель.

«На наш взгляд, кетамин работает, потому что создаёт новые синапсы и нейронные сети, способствующие более здоровой связи между различными частями мозга», – утверждает Даквар. Команда не так давно испытала воздействие кетамина в рамках гораздо более масштабного клинического исследования и надеется опубликовать свои результаты в следующем году, поддержав это более раннее исследование.

Другие исследовательские группы также пошли этим же путём «перепрофилирования» существующего средства, то есть проверкой того, может ли старое средство, одобренное для лечения совершенно других заболеваний, также работать при лечении зависимости.

Одно такое исследование только что началось в Бостонском медицинском центре.

В течение следующих двух лет исследователи проверят, может ли средство для похудения под названием лоркасерин снижать тягу к наркотику, прицельно воздействуя на определённый нейронный проводящий путь – путь серотонина 5-HT.

«Рецептор 5HT 2C часто встречается в областях мозга, связанных с удовольствием и вознаграждением, – объясняет главный исследователь, Эрик Девайн.

– Мы считаем, что стимуляция рецепторов 5-HT 2C будет сокращать выброс дофамина и тем самым сокращать вознаграждение от потребления кокаина.

Если лекарственное средство сработает и потребление кокаина станет менее привлекательным, это, возможно, поможет добиваться воздержания от потребления кокаина».

Хотя оба проекта сосредоточены на перепрофилировании старых средств, исследования кетамина более спорны. Джейми, когда ему говорят об исследовании, судя по всему, тревожится из-за того, что люди, уязвимые для зависимости, как и он, могут подсесть на лечение, которое должно им помогать.

Даквар утверждает, что идея состояла бы в предоставлении этого средства исключительно под медицинским наблюдением.

«Кетамин может быть связан с безответственным потреблением, но это не значит, что мы должны отметать его вместо того, чтобы применять в ответственном медицинском контексте», – отмечает он.

При назначении врачами лечение кетамина имело бы мало общего с клубным наркотиком, который иногда продают на улице и смешивают с другими вредными веществами.

Исследования кетамина и лоркасерина – это лишь два из всё большего массива исследований на тему лечения зависимостей. Также вызывал огромный интерес метод, известный как повторная транскраниальная магнитостимуляция (пТМС).

ПТМС подразумевает использование генератора магнитного поля, размещаемого возле головы пациента, и генерации незначительных электрических токов в мозге.

На данный момент эта методика получила клиническое одобрение только для лечения депрессии.

Однако исследование 2013 года в медицинском журнале Nature показало, что крысам с кокаиновой зависимостью электрическая стимуляция области мозга, связанной с самоконтролем, помогала избавляться от своей привычки. Луиджи Галлимберти, итальянский аддиктолог и профессор, всю свою карьеру пытавшийся лечить зависимых от кокаина пациентов, пришёл в восторг от возможностей, которые это открывает.

Поэтому в 2013 году он создал протокол для людей, в который входят регулярные сеансы пТМС в течение шести месяцев и воздействие на префронтальную кору головного мозга – зону, принимающую участие в принятии решений и социальном поведении.

За последние четыре года он лечил более 450 пациентов. «Тридцать четыре процента так и не вернулись к зависимости, а примерно 80 процентов отказались от наркотиков, возвратившись к ним несколько раз.

Я за все годы клинической практики не видел ничего настолько эффективного», – говорит он.

Один из этих пациентов – 50-летний Алессандро*, впервые попробовал кокаин три десятилетия назад. Почти пятнадцать лет назад, когда потребление наркотика превратилось в полноценную зависимость, Алессандро отправился к Галлимберти, и ему предложили психотерапию и антидепрессанты. Но спустя три года Алессандро вернулся к наркотику и снова начал принимать кокаин почти каждый день.

Поговорив с Галлимберти, он решил попробовать пТМС. Он не брался за кокаин со времён своего первого сеанса в июле этого года. «Раньше кокаин вечно был у меня на уме.

С тех пор, как я начал проходить пТМС, ситуация полностью изменилась. Я перестал думать о кокаине с первого своего сеанса.

С тех пор мне предлагали наркотик, а мне его не хотелось – как будто какую-то лампочку выключили», – говорит Алессандро.

Это воодушевляет, но это не значит, что мы уже должны рассматривать пТМС как чудо. Необходимы серьёзные рандомизированные клинические исследования.

Несколько таких как раз начаты, в том числе исследование в Медицинском университете Южной Каролины. Смелые и оригинальные научные исследования продолжают идти вперёд, и есть надежда, что мы вскоре сможем победить кокаиновую зависимость.

Тем не менее, маловероятно, что самой по себе таблетки или вмешательства в мозг будет достаточно.

Это сложное заболевание, и самыми эффективными способами лечения будут те, которые можно сочетать с психологической и социальной поддержкой. Для Джейми это было важнейшей частью выздоровления.

*Источник предпочитает употреблять только его имя.

Источник: https://www.vice.com/ru/article/a3nd9b/klubnye-narkotiki-i-sredstva-dlya-pohudeniya-prisposablivayut-dlya-lecheniya-kokainovoj-zavisimosti

Аргументированность выбора терапии синдрома зависимости: доказательная наркология против рутинной клинической практики

Анализ современного положения в области лечения болезней зависимости в Российской Федерации демонстрирует существенное расхождение между рутинной, основанной на клиническом опыте врачей практикой, и требованиями к выбору терапии в соответствии с принципами доказательной медицины [1—4].

Отстаивается точка зрения о том, что существующая клиническая практика важнее принципов научной обоснованности и что косвенные аргументы убедительнее объективных данных, полученных в результате исследований: «лечебная практика, в конечном счете, неизбежно отметает все бесполезное и вредное» [5].

Сторонники приоритета клинического опыта врача не доверяют рекомендациям, основанным на результатах специальных исследований, но верят в то, что «опытный врач в каждом конкретном случае на основе своего клинического опыта может сделать лучший для больного выбор тактики терапии» [6].

Подобная точка зрения противоречит канонам современной медицины, в которых юридически закреплено положение о том, что следование принципам научной (доказательной) медицины является обязательным элементом врачебной деятельности, направленной на соблюдение прав пациентов на эффективное и безопасное лечение [7].

В Российской Федерации организация специализированной медицинской помощи осуществляется в соответствии с видами и стандартами, которые устанавливаются Министерством здравоохранения Р.Ф. Национальный стандарт РФ ГОСТ 52600–2006 «Протоколы ведения больных.

Общие положения»​1​᠎ определяет виды, объем и индикаторы качества медицинской помощи гражданам при конкретном заболевании, синдроме или клинической ситуации. В нем указаны строгие правила включения тех или иных методов и средств в стандарты (протоколы).

В частности отмечается, что «для обоснования включения в протокол методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации должны быть использованы результаты научных исследований.

При включении в протокол конкретной медицинской технологии в нем должен указываться уровень убедительности доказательств согласно унифицированной шкале оценки и целесообразность применения данной медицинской технологии». Таким образом, действующие нормативные документы прямо указывают на необходимость и обязательность включения в стандарты (протоколы) лечения только тех методов и лекарственных средств, которые удовлетворяют требованиям научной доказательности. В приказе Минздрава Р.Ф. «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств»​2​᠎ отмечено, что «понятие медицинского стандарта в области психиатрической помощи, связано с обеспечением качества, при этом предполагается, что качество определяется как степень соответствия стандарту».

В настоящее время в отечественном здравоохранении проходит этап подготовки и внедрения Национальных клинических протоколов, которые должны явиться методологической основой для выбора врачом тактики лечения. Не обошел этот процесс и наркологию. В частности, в 2014 г.

 экспертами были разработаны клинические протоколы по терапии синдрома отмены, синдрома зависимости, острой интоксикации, амнестического синдрома и психотических расстройств вследствие употребления психически активных веществ (ПАВ) [8]. В преамбуле к каждому из них присутствует фраза о том, что доказательной базой являются публикации, вошедшие в Кохрейновскую библиотеку.

Однако в реальности в Национальные клинические протоколы внесены лекарственные средства (препараты), эффективность которых не подтверждена научными исследованиями (метаанализами и систематическими обзорами). При этом выбор препаратов основан исключительно на неверифицированном клиническом опыте разработчиков протоколов.

Опубликованные клинические протоколы игнорируют международный опыт и известные публикации в ведущих профильных журналах, делая упор на клинических наблюдениях разработчиков, не прошедших серьезного научного рецензирования в научном сообществе. Этот парадокс нуждается в осмыслении, в выявлении объективных и субъективных причин подобного явления.

Данная статья посвящена анализу причин игнорирования российскими учеными-наркологами принципов доказательной медицины на примере разработанных Национальных клинических протоколов по лечению синдрома зависимости.

Известно, что для купирования синдрома зависимости в мировой наркологии применяются антагонисты и агонисты опиоидных рецепторов и некоторые иные специфические лекарственные средства, широко представленные и проанализированные в базах данных Кохрейновской библиотеки и соответствующих публикациях [9—17]. Признается, что необходимость в использовании арсенала психофармакотерапии доказана лишь при обнаружении в клинической картине коморбидных психических расстройств, а психотерапии при доминировании психологической составляющей зависимости и личностных девиаций. При этом отмечается, что психотерапевтическое воздействие сохраняет свое значение, поскольку «современные фармакологические средства не излечивают зависимость, и прекращение лечения часто приводит к возникновению рецидива» [18]. В отечественной наркологии представленный подход отвергается и основной упор делается на применении психофармакотерапии (антипсихотики, антидепрессанты, антиконвульсанты) [5, 8, 19]. Заметим, что метаанализы, опубликованные в Кохрейновской библиотеке [20—22], не подтверждают научную обоснованность выбора российскими специалистами психофармакотерапии как специфической и базовой для лечения синдрома зависимости.

Читайте также:  Борьба с наркотиками: меры противодействия, профилактика

В корректно построенных обзорах, посвященных фармакологическому лечению синдрома зависимости, указывается, что выбор терапии могут определять особенности аддиктивного влечения.

Так, влечение к ПАВ, связанное с негативным подкреплением, предполагает использование полных и парциальных агонистов опиоидных рецепторов, а влечение, ориентированное на положительное подкрепление, переносит акцент антикрейвинговой терапии на такие препараты, как налтрексон и акампросат [18, 23].

Исследуя особенности аддиктивного влечения при алкогольной зависимости, W. Ooteman и соавт. [24] установили, что акампросат влияет в основном на автономную физиологическую реактивность, а налтрексон на субъективное восприятие влечения.

Отечественные же ученые [19], основываясь лишь на гипотетических допущениях, утверждают, что «зарубежные данные не дают оснований для радужных надежд» использования антагонистов опиоидных рецепторов, к примеру, акампросата.

Исследования, построенные в соответствии с принципами доказательной медицины, показывают, что лечение синдрома зависимости может быть непосредственно направлено на купирование влечения к ПАВ [25—27].

Доказаны соответствующие эффекты бупренорфина и метадона для опиоидной зависимости [28], акампросата и налтрексона для алкогольной зависимости [29—31], бупропиона, никотинового пластыря и варениклина для зависимости от табака [32, 33].

Многие психосоциальные интервенции также имеют своей целью снижение интенсивности аддиктивного влечения. Наиболее известной технологией является когнитивно-поведенческая терапия, помогающая избегать ситуаций, связанных с возникновением влечения или справляться с его проявлениями [29].

Другим подходом является условно-рефлекторная терапия, при которой повторное воздействие ключевых стимулов сопровождается постепенным угасанием влечения в связи с отсутствием положительного подкрепления [34].

Несмотря на то что психотерапевтические интервенции остаются традиционной и широко распространенной практикой лечебного процесса при синдроме зависимости от алкоголя, их применение также не показало высокой эффективности [35, 36].

Особо следует остановиться на широком использовании отечественными наркологами в терапии синдрома зависимости нейролептиков (антипсихотики) [4, 5, 8, 19]. Это происходит несмотря на то что в научной литературе нет убедительных данных об эффективности и безопасности применения антипсихотических средств в терапии синдрома зависимости [21, 22].

Так, в 13 рандомизированных исследованиях с двойным слепым плацебо-контролем, в которые были включены 1593 пациента, оценивалась эффективность амисульприда, арипипразола, флюпентиксола деконоата, оланзапина, кветиапина, тиаприда и было установлено, что перечисленные средства не приводят к абстиненции и не купируют влечение к алкоголю у больных.

На этом основании авторами [21] был сделан вывод, что «антипсихотики не должны использоваться в лечении пациентов с основным диагнозом… зависимости».

Назначение антипсихотиков для терапии наркологических заболеваний противопоказано, поскольку не только не улучшает состояния больных, но способно даже ухудшать течение болезни, приводя к сокращению длительности ремиссии, и чревато серьезными побочными эффектами, создающими угрозу здоровью пациентов.

Показанием для включения в схемы лечения наркологических заболеваний антипсихотиков может являться коморбидная психотическая симптоматика или психозы, вызванные употреблением ПАВ [22]. В двойном слепом контролируемом рандомизированном исследовании [37] при лечении пациентов с опиоидной зависимостью не была подтверждена эффективность галоперидола.

Не было также обнаружено уменьшения эйфоризирующего действия метамфетаминов на фоне приема галоперидола и респиридона [37]. В последних метааналитических обзорах [38], посвященных применению атипичных нейролептиков не по прямым показаниям, отмечается отсутствие данных, подтверждающих эффективность их использования при злоупотреблении ПАВ.

За последние два десятилетия во многих доказательных исследованиях [40—46] были изучены также терапевтические эффекты антидепрессантов.

Оказалось, что назначение имипрамина пациентам с опиоидной зависимостью при наличии коморбидной депрессии приводило к уменьшению наркотизации только в случае ослабления симптомов аффективного расстройства, при этом эффект оказывался нестойким [43].

Антидепрессанты группы СИОЗС косвенным образом улучшали результаты лечения при коморбидном алкоголизме у депрессивных больных, не влияя на алкогольную зависимость per se [42].

В мультицентровом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании эффективность сертралина у больных алкоголизмом с симптомами большого депрессивного расстройства подтвердить не удалось [41].

Несмотря на то что прием сертралина сопровождался уменьшением симптомов депрессии и снижением интенсивности алкоголизации достоверных различий с контрольной группой, получавших плацебо, не обнаружилось.

Целесообразность назначения флуоксетина реципиентам программ заместительного лечения метадоном, зависимым от кокаина с целью снижения интенсивности его употребления, подтвердить также не удалось [46].

Эффективность использования антидепрессантов у пациентов с никотиновой, алкогольной, кокаиновой и опиоидной зависимостью была исследована в систематическом обзоре с метаанализом, оценивались работы выполненные только в рандомизированном двойном слепом контролируемом дизайне [45]. Было установлено, что их назначение оправдано лишь наличием сопутствующих депрессивных расстройств, при этом преимуществ ингибиторов обратного захвата серотонина перед трициклическими антидепрессантами выявлено не было. Тем не менее разработчики Национальных протоколов по терапии не соглашаются с приведенными фактами и продолжают настаивать на включении антидепрессантов в терапевтические схемы купирования синдрома зависимости, поскольку, с их точки зрения, »эффект редукции влечения к ПАВ возникает уже в первые несколько дней приема антидепрессантов, задолго до того, как развивается их антидепрессивное действие» [8].

Наименее изученным остается вопрос об эффектах антиконвульсантов (карбамазепин, габапентин, ламотриджин, топирамат) [47—51]. Данные одного из метаанализов [52] по применению топирамата для лечения алкогольной зависимости показали, что его использование дает возможность уменьшить общее число дней тяжелого пьянства и соответственно увеличить число дней воздержания.

При метамфетаминовой зависимости топирамат уменьшает интенсивность наркотизации и снижает возникновение рецидивов [53]. Данные, полученные в другом метаанализе [47], показали, что топирамат эффективен в основном при алкоголизме, в то время как при других видах зависимости достоверных данных об его эффективности получить не удалось.

В рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании [49] габапентин в дозе 1800 мг оказался эффективным в терапии алкогольной зависимости и профилактике рецидивов. В исследовании Z. Pavlovic [51] была установлена эффективность ламотриджина при кокаиновой зависимости.

Российскими наркологами антиконвульсанты рассматриваются как одна из основных групп психофармакологических средств для купирования влечения к ПАВ [8].

В доказательных исследования получены данные о том, что результативность психотерапевтических вмешательств при наркологических заболеваниях (широко применяемых в РФ) колеблется от средне-низкой до умеренно-высокой в зависимости от вида аддикции и особенностей терапии.

Учитывая долгосрочные социальные, эмоциональные и когнитивные нарушения, связанные с длительным употреблением ПАВ, эффективность психосоциальных интервенций сопоставима с результатами терапии в других областях психиатрии [54].

Как показал анализ 59 исследований 13 342 пациентов с синдромом зависимости [55], использование мотивационного интервью по сравнению с контролем (без психологических интервенций) снижало интенсивность злоупотребления ПАВ, однако на отдаленных этапах лечения различия не были достоверными.

Эффективность психосоциальных интервенций при кокаиновой зависимости и аддикции от амфетаминов у 3663 пациентов в 27 исследованиях оказалась ограниченной только периодом оказания психологической помощи [56].

В связи с представленными выше данными возникает вопрос, почему отечественные наркологи их не учитывают и продолжают настаивать на включении психофармакологических средств в Национальные клинические протоколы?

Представляется, что для этого существуют объективные и субъективные причины.

К объективным можно причислить — отсутствие доступной отечественным врачам соответствующей русскоязычной научной литературы, недостаточный уровень знаний английского языка для ознакомления с базами Кохрейновской библиотеки и текстами аналитических научных статей, т. е.

отечественные врачи не обладают всей полнотой необходимой научной информации.

К субъективным следует отнести существование и доминирование не имеющей научного подтверждения концепции (гипотеза) «патологического влечения к ПАВ», рассматривающей влечение к ПАВ как психотический синдром и в связи с этим определяющей выбор антипсихотиков для его лечения [5, 19]. Кроме того, в российской наркологии отсутствует традиция доверять доказательным исследованиям вообще, а зарубежным, в особенности. Более того, некоторые врачи убеждены, что фармкомпании «проплачивают публикацию выгодных им данных о действии лекарств» и предоставляют необъективную информацию [57].

Таким образом, противостояние между подходами, основанными на принципах доказательной медицины, с одной стороны, и на рутинном клиническом опыте, с другой, носит в отечественной наркологии глубинный характер [58, 59].

Для его искоренения требуется, во-первых, открытие доступа практикующим врачам к публикациям русскоязычных версий профильной базы данных Кохрейновской библиотеки, во-вторых, проведение широкой дискуссии с привлечение психиатрического сообщества по вопросу ошибочности доминирующей в отечественной наркологии психопатологической концепции «патологического влечения» и ее пересмотра, в-третьих, включение в Национальные клинические протоколы только тех лекарственных препаратов, эффективность и безопасность которых подтверждена корректными научными исследованиями и метаанализами.

Источник: https://www.mediasphera.ru/issues/zhurnal-nevrologii-i-psikhiatrii-im-s-s-korsakova-2/2015/4/371997-729820150410

Кокаиновую зависимость можно вылечить с помощью существующих лекарств

Комбинация двух существующих лекарственных препаратов может стать эффективным средством лечения кокаиновой зависимости. В результате такой терапии снижается тяга к наркотику и уменьшаются симптомы «ломки». Таковы выводы исследования ученых из Исследовательского института Scripps (Scripps Research Institute) в Калифорнии, США, опубликованные в журнале Science Translational Medicine . 

За последние десятилетия методы лечения наркоманов изменились. Сейчас ученые все лучше понимают, какие именно изменения происходят в головном мозге под воздействием наркотиков. Современные препараты для лечения наркомании должны минимизировать эти долговременные эффекты.

До сих пор ученые неоднократно пытались создать препарат для лечения кокаиновой зависимости, однако лекарства оказывались малоэффективным для людей. По мнению исследователя, профессора Джорджа Куба (George Koob), в этом случае комбинация двух препаратов может стать принципиально новым способом эффективной терапии.

В предложенную исследователями комбинацию входят налтрексон и бупренорфин. Этот выбор обусловлен механизмом действия кокаина.

Попадая в кровь, кокаин переносится в головной мозг, где аккумулируется в областях, отвечающих за ощущение удовольствия. Здесь молекулы кокаина связываются с транспортерами допамина и блокируют его обратный захват. В результате допамин накапливается, что вызывает у человека чувство эйфории.

В ответ на это головной мозг усиливает образование нейропептида динорфина, который нормализует количество допамина и уменьшает эйфорию. Каждый прием кокаина все сильнее нарушает этот механизм регуляции, и с каждым разом достигнуть чувства эйфории становится все труднее, поэтому доза наркотика начинает возрастать.

Если же наркотик перестает попадать в организм, начинается сильная «ломка» за счет чрезмерной активации системы, подавляющей чувство удовольствия.

Налтрексон является одобренным FDA препаратом для лечения алкоголизма и никотиновой зависимости. Бупренорфин – это опиоидный анальгетик, схожий по действию с морфином и героином.

Его применяют для лечения героиновой зависимости, поскольку он нормализует секрецию допамина и динорфина, но его применение часто приводит к формированию зависимости.

Однако сочетание бупренорфина с малыми дозами налтрексона к формированию опиодной зависимости не приводит.

В ходе экспериментов над крысами комбинация препаратов показала многообещающие результаты. Следующий шаг – клинические испытания с участием людей. Если эффективность на людях подтвердится, метод будет одобрен Администрацией США по продуктам и лекарствам (U.S.

Food and Drug Administration, FDA) как первый официально утвержденный способ лечения кокаиновой зависимости. Эта проблема чрезвычайно широко распространена в США. По данным на 2008 год, 1,9 миллиона американцев регулярно принимают кокаин.

Примерно четверть всех экстренных госпитализаций в больницы Америки связана с передозировкой кокаином.

remedium

Источник: http://pharmapractice.ru/66172

Ссылка на основную публикацию