Применение метадона при онкологических заболеваниях и правовой статус препарата в россии

У онкологических больных боль присутствует постоянно. Клиническая картина болевых ощущений при онкологии зависит от поражённого органа, общего состояния организма, порога болевой чувствительности.

Лечение физической боли и психического состояния требует участия команды докторов – онкологов, радиологов, хирургов, фармакологов, психологов. Высокопрофессионально в онкологическом направлении работают врачи Юсуповской больницы в Москве.

Онкологами разработана поэтапная схема лечения боли, что позволяет значительно облегчить состояние пациента и избавить его от мучительных болевых приступов.

Обезболивание при раке

Обезболивание при раке – неотъемлемая часть медицинских манипуляций. Боль — сигнал о том, что болезнь прогрессирует. С медицинской точки зрения, боль – это первый сигнал того, что нужно обратиться за помощью. Ощущение боли возникает при раздражении чувствительных нервных окончаний, которые распространены по организму.

Болевые рецепторы восприимчивы к любым раздражителям. У каждого пациента чувствительность определяется индивидуально, поэтому описание боли у каждого разное. В случае опухолевого процесса боль не характеризуется как временное явление, она приобретает постоянное, хроническое течение и сопровождается специфическими нарушениями.

Причины физической боли могут быть следующие:

  • наличие опухоли;
  • осложнения злокачественного процесса;
  • последствия наркоза после хирургической операции;
  • побочные действия химиотерапии, лучевого лечения.

По типу онкологи разделяют болевые ощущения:

  • физиологическая боль – возникает в момент восприятия болевыми рецепторами. Характеризуется непродолжительным течением, находится в прямой зависимости от силы повреждающего фактора;
  • нейропатическая боль – возникает в результате повреждения нервов;
  • психогенная боль – болевые ощущения вызваны мощнейшим стрессом на фоне сильных переживаний.

Онкологические больные – это специфическая группа пациентов, у которых может формироваться несколько типов боли одновременно. Поэтому применение обезболивающих препаратов является важным фактором оказания помощи.

Оценка состояния онкологического больного

Комплексная оценка– важный аспект для успешного управления болезненными ощущениями. Онкологи проводят его регулярно, чтобы в дальнейшем назначить адекватное лечение.

Характеристики оценки состояния:

  • тяжесть;
  • продолжительность;
  • интенсивность;
  • локализация.

Обычно пациент определяет характер боли самостоятельно, базируясь на индивидуальной чувствительности и восприятии. Информация о болях, которые присутствуют у онкологических пациентов, позволяет врачу правильно выбрать способ управления, по возможности блокировать боль и облегчить состояние.

Обезболивание при раке 4 степени

Стадии онкологии показывают, насколько глубоко злокачественная опухоль проросла в близлежащие ткани, успела ли сформировать метастазы. Это информативно для врачей, поскольку позволяет разработать действенную тактику лечения, выстроить прогноз.

Наиболее опасной считается 4 степень злокачественного новообразования – метастатический рак, при котором фиксируется необратимый бесконтрольный процесс разрастания патологических клеток и повреждение соседних органов, а также образование метастазов – дочерних очагов опухоли.

Более 80% онкологических болей врачи контролируют с помощью недорогих пероральных обезболивающих препаратов. Обезболивание при раке 4 стадии проводится обязательно, поскольку болевые ощущения интенсивные.

Малая по силе боль относительно хорошо реагирует на анальгетики, а также нестероидные противовоспалительные препараты. Боль нейропатического характера, которая возникает при метастатическом раке, трудно поддается ликвидации. Ситуация решается путем применения противоэпилептических средств, трициклических антидепрессантов.

Шкала интенсивности боли от 0 до 10: ноль – отсутствие болевых ощущений, десять – максимальная точка терпения боли.

В Юсуповской больнице онкологами разработана поэтапная схема лечения боли, в зависимости от тяжести. Это позволяет значительно облегчить состояние пациента и избавить его от мучительных болевых приступов:

  • болевой порог по шкале до трёх: обезболивание при раке проводится препаратами неопиоидной группы: анальгетики, в частности Парацетамол, стероидные лекарственные средства;
  • лёгкая — умеренная боль (по шкале 3 – 6): список составляют препараты из группы слабых опиоидов, например Кодеин или Трамадол;
  • нарастающая боль, по шкале превышает 6: сильные опиоиды — Морфин, Оксикодон, Фентанил, Метадон.

Широко распространен миф о скорой гибели человека, у которого диагностирована четвертая степень рака. Онкологи Юсуповской больницы опровергают эти данные: грамотно подобранная схема лечения позволяет продлить жизнь и значительно повысить её качество на срок до пяти лет.

В клинике активно работает отделение паллиативной помощи раковым пациентам. Паллиативная помощь – одна из разновидностей медицинской помощи, которая направлена на облегчение боли, повышение качества жизни больного, психологическую поддержку.

В Юсуповской больнице паллиативную помощь оказывает команда специалистов, в которую входят: онкологи, химиотерапевты, терапевты, специалисты по обезболиванию. Большинство пациентов Юсуповской больницы после курса лечения химиопрепаратами успешно возвращаются к полноценной жизни.

У пациентов восстанавливается способность к активному общению с друзьями и родственниками.

Цели паллиативной помощи:

  • купирование состояний, требующих экстренной помощи;
  • уменьшение размеров злокачественного новообразования и замедление роста
  • ликвидация боли и других симптомов, вызванных действием химиотерапии;
  • психологическая поддержка больного и его родственников;
  • профессиональный уход за пациентом.

В Юсуповской больнице оказываются все виды паллиативной помощи.

Обезболивание при раке (рак желудка, рак молочной железы, рак кишечника) производят следующими препаратами:

  • нестероидные противовоспалительные лекарства: боль в костях, инфильтрация мягких тканей, гепатомегалия – Аспирин, Ибупрофен;
  • кортикостероидные препараты: повышенное внутричерепное давление, ущемление нерва;
  • противосудорожные: Габапентин, Топирамат, Ламотриджин;
  • анестетики местного действия применяют при местных проявлениях, например язвах слизистой оболочки рта, вызванных химиотерапией или лучевым воздействием.

На фоне прогрессирования болезни ненаркотические обезболивающие препараты «отказываются» эффективно помогать. Наступает момент, когда максимальное увеличение дозировки не устраняет боль.

Ситуация является точкой перехода к следующему этапу противоопухолевой терапии, которая необходима для устранения боли.

При раке 4 степени обезболивающие средства выбирает врач-онколог, руководствуясь индивидуальной ситуацией пациента и историей болезни.

При сильных болях используют мощные опиаты:

  • Морфий. Эффективно снижает болевые ощущения. Устраняется не только физическая боль, но и психогенного происхождения. Лекарство обладает седативными свойствами. Показания: используют для оказания мощного снотворного эффекта при нарушениях сна из-за мучительной боли у онкологических больных;
  • Фентанил. Относится к группе синтетических опиатов, или наркотических анальгетиков. Действует на центральную нервную систему, блокирует передачу болевого импульса. При использовании фентанила в виде таблеток под язык эффект развивается через 10-30 минут, а продолжительность анальгезии – до шести часов. Обычно рекомендуют при неэффективности Трамадола;
  • Бупренорфин – мощное обезболивающее средство при онкологии, систематических и постоянных болях. По анальгетической активности превосходит Морфин. При увеличении дозы обезболивающий эффект не нарастает;
  • Метадон. Рекомендуется в случае, когда боль не удаётся купировать другими лекарственными средствами.

Адъювантные препараты могут назначаться комплексно, но комбинирует их врач-онколог. Выбор зависит не только от потребностей больного, но от активности действующего вещества.

Адъюванты – обширное понятие, поскольку в группу входят лекарственные средства, которые усиливают эффект обезболивающей терапии.

Это могут быть антидепрессанты или успокоительные лекарства, противовоспалительные лекарственные средства, а также медикаменты, которые снижают или вовсе ликвидируют побочное действие различных ненаркотических анальгетиков и наркотических обезболивающих.

Обезболивающие препараты при раке применяются только под строгим контролем врача и становятся единственным спасением пациента, который не в силах терпеть мучительную боль. Назначать данные лекарства может только онколог: в приеме значимую роль играет дозировка и правильная комбинация препаратов.

Совершенствование методов лечения онкологических заболеваний на поздних стадиях привело к внедрению процедур, позволяющих существенно улучшить качество жизни пациентов.

К сожалению, болевой синдром, осложняющий раковую патологию, является трудной клинической задачей. Его ликвидация не всегда укладывается в рамки стандартной схемы.

Поэтому при неэффективности проводимой терапии для достижения максимального эффекта врачом принимается решение о замене анальгетика.

Возможности в лечении рака постоянно расширяются. В Юсуповской больнице применяются уникальные, современные препараты для лечения пациентов с онкологией.

  • МКБ-10 (Международная классификация болезней)
  • Юсуповская больница
  • Черенков В. Г. Клиническая онкология. — 3-е изд. — М.: Медицинская книга, 2010. — 434 с. — ISBN 978-5-91894-002-0.
  • Широкорад В. И., Махсон А. Н., Ядыков О. А. Состояние онкоурологической помощи в Москве // Онкоурология. — 2013. — № 4. — С. 10—13.
  • Волосянко М. И. Традиционные и естественные методы предупреждения и лечения рака, Аквариум, 1994
  • John Niederhuber, James Armitage, James Doroshow, Michael Kastan, Joel Tepper Abeloff's Clinical Oncology — 5th Edition, eMEDICAL BOOKS, 2013

*Информация на сайте носит исключительно ознакомительный характер. Все материалы и цены, размещенные на сайте, не являются публичной офертой, определяемой положениями ст. 437 ГК РФ. Для получения точной информации обратитесь к сотрудникам клиники или посетите нашу клинику.

Скачать прайс на услуги

Применение Метадона при онкологических заболеваниях и правовой статус препарата в России

Источник: https://yusupovs.com/articles/oncology/obezbolivayushchie-preparaty-pri-rake/

Какие лекарства положены онкобольным бесплатно

Лечение онкологической болезни отнимает у больных и их близких немало времени и сил. Однако государство поддерживает пациентов, предоставляя им льготы, в том числе бесплатные лекарства.

Бесплатные лекарства онкобольным без инвалидности

Право на получение бесплатных медицинских препаратов есть не только у больных раком, оформивших группу инвалидности.

Люди, которые находятся на амбулаторном лечении и не имеют статус инвалида, тоже могут получить нужные лекарства в аптеке по рецепту врача. Инкурабельным больным предоставляются также перевязочные материалы.

Данные права закреплены в Постановлении Правительства РФ от 30 июля 1994 г. N 890.

Это региональная льгота, а значит, обеспечение онкобольных лекарствами производится по месту их регистрации. Перечни препаратов, положенных при онкологии, устанавливаются отдельно в каждом субъекте РФ. Полный список бесплатных лекарств, которые доступны именно в вашем регионе, можно найти в приложениях к территориальной программе гос. гарантий бесплатного оказания медпомощи.

Председатель Федерального фонда ОМС Наталья Стадченко отмечает, что с 2018 года в территориальном правиле появились послабления. Если больной переезжает из одного региона в другой, ему нужно просто обратиться в онкодиспансер по месту жительства.

Там окажут всю необходимую помощь и выпишут рецепт на лекарства. Это касается также наркотических и психотропных веществ — сильнодействующих обезболивающих. Их тоже выпишут при наличии медицинских показаний.

При этом регистрация онкобольного не будет играть никакой роли.

В рецептах врачи обычно указывают международное непатентованное наименование лекарств. Это значит, что вместо дорогостоящего зарубежного препарата в аптеке могут выдать более дешевый дженерик. Но если у пациента есть индивидуальная непереносимость или другие особенности, то по решению врачебной комиссии лекарства будут выписывать по торговому названию.

Рецепты выписывают на специальных бланках. Как правило, срок годности рецепта — один месяц, но для некоторых препаратов он короче. Обратиться за лекарством в аптеку надо в пределах этого срока.

Если выписанного средства не оказалось в наличии, сотрудники обязаны взять документ на отсроченное обслуживание и предоставить препарат в течение 10 рабочих дней (или 15, если рецепт выписан по решению врачебной комиссии).

Если по каким-то причинам лекарство не отдают в указанные сроки, нужно жаловаться в Росздравнадзор, а в дальнейшем, если проблема не разрешилась, — обращаться в прокуратуру.

Обеспечение онкобольных инвалидов лекарствами

После оформления инвалидности онкологические больные могут по рецепту получать лекарства из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).

В 2019 году в него вошли несколько сотен пунктов, что закреплено в Распоряжении Правительства Российской Федерации от 10.12.2018 № 2738-р.

Инвалидность — федеральная льгота, поэтому нужные средства можно получить в любой точке страны.

Как получить необходимые лекарства, входящие в список ЖНВЛП? Для этого пациент должен предоставить врачу поликлиники пакет документов:

  • паспорт;
  • СНИЛС и полис ОМС;
  • мед. карту;
  • справку из Пенсионного фонда РФ, подтверждающую наличие социального пакета;
  • документ, подтверждающий инвалидность.
Читайте также:  Лечение зависимости от курительных смесей и последующая реабилитация

На основании этих документов лечащий врач имеет право выписать рецепт. Если данные онкобольного занесены в Федеральный реестр инвалидов, то при повторном обращении с собой будет достаточно взять только паспорт.

Какие лекарства онкобольным должны выписывать бесплатно? Специалист может назначить препараты не только от рака, но и от других заболеваний и сопутствующих проблем. Например, средства от болезней сердечно-сосудистой системы или сахарного диабета. Если эти препараты входят в перечень ЖНВЛП, их тоже можно получить по льготе.

К сожалению, лекарства для онкобольных бесплатно в 2019 году по-прежнему можно получить не в любой аптеке. Только в пунктах, участвующих в государственной программе обеспечения граждан льготными препаратами. Поэтому лучше уточнить, выдадут ли положенные вам медикаменты по рецепту, перед походом в ту или иную аптеку.

Инвалид может отказаться от льготы и получать ежемесячную денежную компенсацию. В 2019 году она составляет около 850 рублей. Отказ от федеральной программы не влияет на региональную. Это значит, что онкопациент сможет получать бесплатные медикаменты по месту прописки из списка, утвержденного в регионе.

Препараты для лечения больных с редкими онкологическими заболеваниями

В России в отдельную категории выделены пациенты с редкими болезнями, которые встречаются с частотой в один случай на 10 тысяч человек. В эту группу входят люди со злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей.

Перечень льготных лекарств для этой категории граждан указан в приложении № 3 к Постановлению Правительства РФ от 26 ноября 2018 г. № 1416 и включает препараты:

  • флударабин;
  • ритуксимаб;
  • иматиниб;
  • бортезомиб;
  • леналидомид.

Люди с онкологическими заболеваниями имеют право на бесплатную медицинскую помощь и лекарственные средства. Зная свои права, можно значительно ускорить путь к выздоровлению.

Тем более, что списки льготных препаратов ежегодно расширяются, увеличивается число медицинских манипуляций для больных со злокачественными опухолями.

Эти нововведения действительно помогают пациентам бороться с болезнью.

Источник: https://oncology.help/yuridicheskaya-pomoshch/kakie-lekarstva-polozheny-onkobolnym-besplatno/

В россии исчезают препараты для лечения онкологических заболеваний. что происходит?

О перебоях с обеспечением лекарствами пациентов с онкологическими заболеваниями «Правмиру» рассказала Елена Грачева, административный директор AdVita — крупнейшего в России благотворительного фонда, который помогает взрослым и детям с онкологическими заболеваниями. 

В 2015 году было подписано постановление Минпромторга «Об установлении ограничений допуска иностранных лекарственных препаратов при государственных закупках», которое лоббировали представители отечественной фармы и защищал министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

«Установлены ограничения при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд лекарственными препаратами, включенными в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Государственный заказчик должен отклонять все заявки, содержащие предложения о поставке лекарственных препаратов, происходящих из иностранных государств (за исключением государств – членов Евразийского экономического союза), при условии, что на участие в определении поставщика подано не менее двух заявок, которые удовлетворяют требованиям документации о закупке и содержат предложения о поставке лекарственных препаратов, страной происхождения которых являются государства – члены Евразийского экономического союза».

Постановление было принято для исполнения программы «Фарма-2020», утвержденной в 2009 году.

Это проект с программой импортозамещения, по которому до 90% препаратов к 2020 году на российском рынке должны были быть отечественного производства.

В исполнение этой программы были приняты ряд постановлений и правил, которые поддержали продукцию отечественных производителей, самое знаменитое из которых стало известным под названием «правило третьего лишнего».

Почему иностранные фармкомпании покидают рынок

Новый порядок участия в государственных закупках определял особые правила для отечественных производителей: если на торги заявлялось два российских поставщика, иностранные поставщики к торгам просто не допускались, какими бы ни были прекрасными их условия.

Эксперты уже тогда говорили, чем это кончится. Что будут массово регистрироваться подставные фирмы, чтобы на каждых торгах были только отечественные производители.

Что, если иностранные поставщики потеряют доступ к госзакупкам, ничто их не удержит на российском рынке: наши соотечественники не настолько богаты, чтобы своими покупками компенсировать затраты на регистрацию препаратов, которая в нашей стране забюрократизирована и дорога.

Что, как только этот массовый исход осуществится, будет коллапс, ибо даже стремительно развивающаяся отечественная фарма не в состоянии будет за несколько лет освоить такие объемы, и лекарства просто пропадут.

На все это господин Мантуров отвечал, что, мол, постановление не касается частного оборота лекарств, только госзакупок, что в аптеках за деньги препараты останутся, что мы, мол, никого не притесняем и ничего страшного не произойдет. Но все, кто имел дело с лечением и пациентами, понимали, что страшное именно что произойдет, и довольно быстро.

Поймите меня правильно. Нет ничего плохого в программе импортозамещения как таковой. Нет ничего плохого в поддержке отечественного производителя. За время действия программы «Фарма-2020» российские производители лекарств действительно продемонстрировали сумасшедший рост и мы действительно получили определенный пул вполне качественных отечественных лекарств.

Но хотелось бы, чтобы все программы были основаны не на абстрактных идеях, а на конкретных цифрах, и не на обмане, а на честной конкуренции.

Почему многие российские дженерики стоят почти столько же, сколько оригинальные препараты, где пресловутая экономия для страны, во имя которой эта программа якобы осуществлялась? Почему все силы были брошены на то, чтобы выдавить иностранных производителей, и никто не считал, сколько отечественные производители в силах вообще произвести того или иного наименования? Каким способом предполагалось собирать данные о безопасности и эффективности лекарств, если по закону дженерики не нужно проверять в клинических исследованиях?

Так или иначе, в секторе онкологических препаратов образовались зияющие дыры. В 2017 году все свои онкологические препараты с российского рынка увела компания «Медак». Это производитель «Аспарагиназы» — основного препарата для лечения лимфобластного лейкоза.

Причем это биоаналогичный препарат, живой, для него важно качество выращиваемой культуры и количество ее единиц, содержащихся в каждой ампуле. Это огромный объем производства, и российский производитель пока не справляется, и качество продукции вызывает нарекания.

«Медак» увела из России и другие свои препараты. Какое-то время их место занимала компания «Трела», которая в 2018 году тоже прекратила работу в нашей стране.

Около года назад онкологические препараты с российского рынка отозвала дженериковая компания «Тева» — и тогда днем с огнем искали винкристин, винбластин и прочие препараты.

Сейчас из страны исчез цитозар (цитарабин) — основной препарат для лечения острого миелобластного лейкоза.

Давно в России нет онкаспара — препарата, который назначается при остром лимфобластном лейкозе, если у пациента непереносимость аспарагиназы. И т.д. и т.п.

Врачам сказали: ищите другие протоколы лечения. Но других протоколов лечения не существует в природе, к сожалению.

Чего не хватает рынку дженериков

Дженерики, копии оригинальных препаратов, которые может производить любая компания, когда у авторов заканчивается патент, — это не уникальная ситуация.

Оригинальные препараты очень дороги, каждая страна заинтересована в том, чтобы начать производить как можно больше дженериков. И в России есть очень хорошие дженерики. А есть ужасные.

И сейчас, по сути дела, нет никакого барьера, чтобы плохие лекарства не попадали к российским врачам и пациентам.

Да, дженерики не обязаны заново проходить клинические исследования. Но чтобы составить репутацию каждого конкретного препарата (в котором может быть и сырье самого разного качества, и примеси какие хочешь, которые осложнения вызывают), в дело включается медицинское сообщество и Фармаконадзор.

Уполномоченные Фармаконадзора должны работать в каждой больнице. Врачи должны быть обучены распознавать осложнения, которые выходят за рамки плановых, и отправлять отчеты в надзорные органы. Так в теории. В реальности именно онкологам часто не хватает компетенции, чтобы распознать, что осложнение вышло за пределы ожидаемого.

Любой онкологический препарат может вызвать тошноту.

Как оценить — это тошнота в рамках ожидаемого или она слишком агрессивная? Как оценивать токсичность препарата? Где предел — попадание в реанимацию с судорогами или отказ почек? Каждый онкологический препарат сам по себе яд.

За агрессивной реакцией на каждый из них нужно следить. Но врачи не очень умеют это оценивать, а их руководители не поощряют, чтобы они массово писали рекламации на отечественные препараты. Поэтому обратная связь утрачена.

И пока доктор не применит данную конкретную копию, он и знать не знает, какой результат и какое осложнение получит его пациент. У него на руках профиля безопасности и эффективности на дженерик, который ему закупила его больница, нет.

А если производителей много и больница закупает каждый раз разное, онкологи могут только у коллег, что работали с тем или иным лекарством, поспрашивать — объективных исследований практически нет. Но массовая обратная связь от врачей — основа работы с дженериками во всем мире.

Только на больших объемах статистических данных можно оценить эффективность и безопасность лекарства. А российские онкологи лечат пока практически вслепую.

Что будет с пациентами

Что будет с пациентами? Если не появится цитозар, пациенты могут погибнуть. Любой пропуск в графике введения чреват рецидивом. Хорошо, если клиника закупила препарат на год, пока он еще был. Если клиника планировала закупать его поквартально, а сейчас вот уже который месяц купить не может, жизнь пациентов находится под реальной угрозой.

Что сейчас делают благотворительные фонды

Благотворительные фонды могут сколько-то оплатить и привезти из-за границы. Но этому препятствует одно обстоятельство. Мы можем оплатить за границей только те препараты, которые в России не зарегистрированы.

Для них создан механизм легального ввоза по разрешению Минздрава. Если же речь идет о препарате, который временно исчез (иногда это отсутствие может длиться год, два, три), официально из-за границы его для пациента ввезти нельзя.

То есть может ввезти только тот поставщик, который его регистрировал, а у него как раз проблемы.

Мы много раз просили создать официальный механизм для закупки за границей препаратов, находящихся в дефектуре или на перерегистрации. Но этого механизма до сих пор нет. Естественно, никто не может запретить пациенту самому съездить и привезти себе препарат.

Но все ли могут метнуться из-под капельницы за цитозаром? А если речь идет о счетах, оплаченных благотворительным фондом, и курьерской доставке, на границе лекарство остановят и потребуют разрешение Минздрава.

А его нет и не может быть, не предусмотрены такие ситуации.

Мы пытаемся что-то сделать, как и другие фонды. Но это не спасет ситуацию. Нас слишком мало. А людей, которым необходимы исчезнувшие лекарства, слишком много.

Как изменить ситуацию

Во-первых, создать официальный механизм ввоза для иностранных препаратов, если официально подтверждено отсутствие препарата в стране или перебои с его поставками.

Во-вторых, нужно вести переговоры с фармкомпаниями. Они ведутся, конечно, но скорее в директивном ключе: вот мы приняли такое решение, не нравится — нам все равно. Но те же больничные кассы в Германии работают совершенно по-другому.

Читайте также:  Как восстановить сон после запоя – причины бессонницы и способы лечения

По каждому препарату ведутся переговоры, по каким ценам и в каком объеме препарат может быть куплен, и это серьезный длинный процесс, в котором никто не игнорирует интерес сторон, а уступки с обеих сторон сбалансированы.

И основная задача — не макроэкономика, поддержка отечественного производителя, импортозамещений и прочие высокие вещи, а соблюдение права каждого человека на лучшее лечение, которое возможно для его заболевания.

Поддерживая отечественного производителя, мы уничтожили конкуренцию. И выплеснули ребенка вместе с водой. Российские фармкомпании получили возможности для развития, но какой ценой? Должны ли мы заботиться о производителях препарата больше, чем о больных людях? Должны ли лишать врачей и пациентов выбора? Вопросы, надеюсь, риторические.

Источник: https://www.pravmir.ru/v-rossii-ischezayut-preparaty-dlya-lecheniya-onkologicheskih-zabolevanij-chto-proishodit/

Обезболивающее при онкологии 4 стадии: список препаратов

На сегодняшнее время злокачественное заболевание ‒ один из наиболее ужасающих диагнозов. Он пугает не только возможностью смертельного исхода, но и известной всем информацией о сильных болях. Следует заметить, что каждый из онкобольных на каком-то этапе сталкивается с этим состоянием.

Поэтому обезболивающее при онкологии 4 стадии ‒ неотъемлемая часть терапевтических мероприятий. По статистике, более половины пациентов на этапе метастатического проникновения имеют недостаточный контроль над болевым синдромом. Около четверти, на самом деле, умирают не от рака, а от невыносимой боли.

Первоначальная оценка состояния

Комплексное оценивание ‒ наиболее важный шаг для успешного управления болезненными ощущениями. Оно должно проводиться регулярно и включать такие составляющие, как:

  • тяжесть;
  • продолжительность;
  • качество;
  • местоположение.

Пациент определяет их самостоятельно, базируясь на индивидуальное восприятие. Для полной картины тестирование проводится через обусловленные промежутки времени. Мониторинг учитывает не только субъективные ощущения, но и эффект от предыдущего лечения.

Чтобы способствовать адекватной оценке, используется шкала интенсивности болевого синдрома от 0 до 10: 0 ‒ его отсутствие, 10 ‒ уровень максимально возможного терпения.

Важно знать: Болит ли рак?

Виды болей при онкологии

Информация о разновидностях раковых болей позволяет правильно выбрать нужные способы управления. Врачи выделяют 2 основных типа:

  1. Ноцицептивный болевой раздражитель передается периферическими нервами из рецепторов, называемых ноцицепторами. В их функции входит передача к головному мозгу информации о травмировании (например, вторжение в кость, суставы и пр.). Она бывает таких видов:
  • соматическая: острая или тупая, четко локализованная, ноющая или сжимающая;
  • висцеральная: плохо определяемая, глубокая с признаками давления;
  • связанная с инвазивными процедурами (пункцией, биопсией и др.).
  1. Невропатическая ‒ результат механического или метаболического повреждения нервной системы. У пациентов с прогрессирующим раком может быть следствием инфильтрации нервов или нервных корешков, а также воздействия химиотерапевтических агентов или лучевой терапии.

Нужно иметь в виду, что онкологические пациенты часто имеют сложную комбинацию болевого синдрома, что связано как с самим заболеванием, так и его лечением.

Важно знать: Опухоль болит — что делать, если болит раковая опухоль?

Какое обезболивающее при онкологии 4 стадии лучше?

Более 80% раковых болей можно контролировать с помощью недорогих пероальных препаратов. Они назначаются на основе вида болевых ощущений, их характеристики, места возникновения:

  1. Средства, что основываются на разновидности, включают:
  • Ноцицептивная боль относительно хорошо реагирует на традиционные анальгетики, в том числе нестероидные противовоспалительные препараты и опиоиды.
  • Невропатический болевой характер метастатической опухоли трудно поддается лечению. Ситуация обычно решается путем противоэпилептических средств или трициклических антидепрессантов, которые моделируют действие с помощью распространения таких химических нейромедиаторов, как серотонин и норадреналин.
  1. ВООЗ предлагает такую обезболивающую лестницу для системного управления онкологической болью, зависимо от тяжести:
  • болевой порог по шкале определяется максимум до 3-х: неопиоидная группа, что зачастую составляется из обычных анальгетиков, в частности “Парацетамола”, стероидных лекарств, бисфосфонатов;
  • боль возрастает от легкой до умеренной (3-6): группа медикаментов состоит из слабых опиоидов, например, “Кодеина” или “Трамадола”;
  • самоощущение пациента усугубляется и увеличивается до 6-ти: терапевтические меры предвидят сильные опиоиды, такие как “Морфин”, “Оксикодон”, “Гидроморфон”, “Фентанил”, “Метадон” или “Оксиморфон”.
  1. Соответствие группы препаратов и показаний к применению включают:
  • нестероидные противовоспалительные медикаменты: боль в костях, инфильтрация мягких тканей, гепатомегалия (“Аспирин”, “Ибупрофен”);
  • кортикостероиды: повышенное внутричерепное давление, сжатие нерва;
  • противосудорожные лекарства эффективны при паранеопластической невропатии: “Габапентин”, “Топирамат”, “Ламотриджин”, “Прегабалин”;
  • местные анестетики действуют локально, облегчают дискомфорт от местных проявлений, например, язв во рту, вызванных химиотерапией или лучевым лечением.

Важно знать: Боли при раке. Что делать, если сильные боли при раке?

Противоболевые препараты первой группы при онкологии 4 стадии

Используются при слабо выраженных болезненных ощущениях. Среди них выделяются:

  1. Противовоспалительные: “Ацетаминофен” (парацетамол), “Аспирин”, “Диклофенак” и др. Действуют в комплексе с более сильными средствами. Могут оказывать влияние на работу печени и почек.
  2. Стероиды (“Преднизолон”, “Дексаметазон”) полезны для снятия болевых симптомов, связанных с давлением растущей опухоли на окружающие ткани.
  3. Бисфосфонаты утоляют боль при злокачественных формированиях молочной и предстательной желез, миеломы, распространенных на костные структуры.
  4. Ингибиторы селективной циклооксигеназы 2 типа (“Рофекоксиб”, “Целекоксиб” и др.) ‒ новое поколение медикаментов, которые обладают обезболивающим и противоопухолевым действием, не влияя на работу желудочно-кишечного тракта.

Умеренные обезболивающие лекарства при раке 4 стадии

К ним относятся:

  1. “Кодеин” ‒ слабый опиоид, что иногда назначается совместно с парацетамолом или другими лекарствами.
  2. “Трамадол” ‒ опиоидный препарат в таблетках или капсулах, что принимается каждые 12 часов. Максимальная доза на 24 часа ‒ 400 мг.

Боли при раке легких

Современные обезболивающие при раке 4 стадии

Они представляют мощные опиаты, среди которых:

  1. “Морфий” с медленным высвобождением содержимого, что позволяет стабилизировать состояние пациента в течение длительных периодов.
  2. “Фентанил” и “Альфентанил” ‒ синтетические опиаты в виде таблеток под язык, пластыря, инъекций, таблеток.
  3. “Бупренорфин” ‒ сильный болеутоляющий, что накапливается в крови по истечению 24 часов.
  4. “Оксикодон” полезен при болях костей или нервных тканей.
  5. “Гидроморфон”: содержится в капсулах с немедленным освобождением, ускоренным действием и жидкости для инъекций.
  6. “Метадон”: хорошо контролирует боль в нервах.

Обезболивающее при онкологии 4 стадии выбирает врач-онколог, опираясь на индивидуальную ситуацию и каждую отдельную историю болезни пациента.

Источник: https://orake.info/obezbolivayushhee-pri-onkologii-4-stadii-spisok-preparatov/

Заместительная терапия и программы снижения вреда в России и мире

В 1959 году канадский врач Роберт Холлидей (Robert Holliday), а в 1963 году американские врачи Винсент Доул (Vincent Dole) и Мэри Нисвандер (Marie Nyswander) впервые применили метадон для поддерживающей терапии.

В Европе метадон для заместительной терапии впервые начал применять в 1967 году шведский психиатр Гунне (Gunne). Расширение программ заместительной терапии началось вместе с эпидемией ВИЧ-инфекции в 1980-1990 х годах.

Врачи стали применять больший спектр препаратов для заместительной терапии (бупренорфин, морфин, дигидрокодеин), в некоторых странах произошел возврат к выписыванию больным опиоидов для инъекционного применения.

В настоящее время для заместительной терапии используют в основном метадон и бупренорфин, реже – морфин и героин.

Метадон является сильнодействующим агонистом (вещество, которое, воздействуя на нейрорецепторы, производит эффект, подобный тому, который вызывают психоактивные средства) опиоидных рецепторов. При проведении заместительной терапии его назначают обычно внутрь в виде сиропа. Действие метадона после однократного приема продолжается 24 36 часов.

Метадон назначается обычно 1 раз в день, начальная суточная доза составляет 20-30 мг, затем ее медленно поднимают до более высокого уровня. Большинство пациентов метадоновых программ получают 60 120 мг метадона в сутки, но некоторым необходимы более высокие дозы (если пациент является «быстрым метаболизатором»).

Основные результаты заместительной терапии метадоном зависят от его суточной дозы – она не должна быть менее 60 мг.

Бупренорфин является агонистом-антагонистом (антагонист – лекарственное или какое либо другое вещество, оказывающее противоположное другому лекарственному веществу действие) опиоидных рецепторов и применяется для лечения наркозависимых с 1978 года. Недостатком бупренорфина является его высокая стоимость.

Он является оптимальным препаратом для заместительной терапии у беременных, так как реже, чем метадон, вызывает неонатальный абстинентный синдром. При употреблении бупренорфина гораздо меньше риск смертельной передозировки, чем при употреблении метадона.

Суточная доза бупренорфина составляет от 8 до 32 мг, препарат принимается сублингвально (под язык).

  • Заместительная терапия с использованием метадона является одним из наиболее изученных методов оказания помощи при наркозависимости от опиатов.
  • Сторонники программы выделяют следующие положительные результаты:
  • – Снижение уровня или полный отказ от употребления незаконных наркотиков: при регулярном приеме препаратов заместительной терапии в медицинских условиях клиент перестает испытывать как синдром отмены, так и потребность в употреблении незаконных опиатов и может продолжать полноценную социальную жизнь.

– Профилактика ВИЧ/СПИДа и гепатитов: программы заместительной терапии значительно снижают частоту инъекционного употребления наркотиков среди клиентов. Большинство препаратов заместительной терапии существуют в форме, непригодной для инъекционного употребления (метадон – в сиропе, бупренорфин – в таблетках), и выдаются клиентам программ под строгим контролем медицинского персонала.

– Улучшение приверженности к лечению ВИЧ, туберкулеза: согласно рекомендациям ВОЗ, для назначения такого лечения нет необходимости добиваться полного отказа пациента от наркотиков.

– Снижение случаев криминального поведения среди наркозависимых: поскольку пациенты программ заместительной терапии сокращают или полностью прекращают употребление незаконных наркотиков, снижается или полностью прекращается их вовлеченность в незаконный оборот наркотиков. Кроме того, участие в этих программах позволяет снизить уровень других преступлений, связанных с необходимостью покупки дорогостоящих наркотиков.

– Снижение количества передозировок и смертельных случаев, связанных с употреблением наркотиков: препараты заместительной терапии выдаются пациентам под строгим наблюдением медицинского персонала. Качество препаратов заместительной терапии контролируется так же, как и качество любых других фармацевтических препаратов.

– Социальная адаптация наркозависимых: препараты заместительной терапии, хотя и относятся к той же группе, что и героин и другие опиаты, отличаются от них по воздействию. Метадон не имеет такого выраженного эйфорического эффекта, как героин. При должной дозировке он не вызывает нарушения координации и внимания, не оказывает токсического воздействия на центральную нервную систему.

– Улучшение общего состояния здоровья: основное преимущество участия в программах заместительной терапии для пациентов состоит в стабилизации их образа жизни, в результате которой они получают время, возможность и желание заботиться о своем собственном здоровье.

Недостатком заместительной терапии является тот факт, что она не устраняет зависимость, а только переводит прием опиоида в менее опасную форму.

Заместительная терапия также может приводить к возможной «утечке» метадона на черный рынок. С клинической точки зрения, наиболее опасным для больного, находящегося в программе заместительной терапии, является сопутствующее употребление психоактивных веществ.

В настоящее время программы заместительной терапии работают более чем в 60 странах мира.

Читайте также:  Закодироваться от наркозависимости - необходимые условия

По данным Европейского центра по мониторингу за распространением наркотиков и наркомании (EMCDDA), в Европе в 2010 году было более 730 тысяч участников программ ЗТ.

Среди республик бывшего СССР ЗТ используется на Украине, в Латвии, Литве, Эстонии, Грузии, Киргизии, Молдавии, Белоруссии, Казахстане, Армении, Азербайджане и Таджикистане.

В России использование программ заместительной терапии запрещены.

В марте 2011 года глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов заявил, что Россия не планирует введение метода лечения героиновой зависимости путем заместительной терапии его синтетическим аналогом метадоном. Иванов сообщил, что специалисты в России изучают опыт такого рода лечения в других странах. В частности, США показывает пятикратный рост смертности от этих наркотиков.

Как отметил главный нарколог Минздравсоцразвития России Евгений Брюн, метадон является очень токсичным препаратом и очень часто приводит к циррозам печени.

Он разрушительным образом влияет на мозговые структуры, развивается слабоумие. Все эти пагубные последствия проявляются в течение пяти лет.

По мнению Брюна, в России альтернативой заместительной терапии является бесплатное лечение и реабилитация наркозависимых.

Программы снижения вреда

История движения снижения вреда берет свое начало в середине 1980-х годов и неразрывно связана с началом эпохи эпидемии СПИДа среди потребителей инъекционных наркотиков в США, Западной Европе и других странах.

В связи с угрозой эпидемии ВИЧ-инфекции, в этих странах появилась потребность разработать различные модели программ, которые были бы привлекательны для потребителей наркотиков, и отвечали бы на их реальные нужды. Созданные на этой основе службы получили общее название «программы снижения вреда».

В середине 1980-х годов Великобритании, Австралии, Германии, Швейцарии, Нидерландах, Канаде и ряде других стран начали работу национальные программы обмена шприцев и помощи потребителям наркотиков, получившие государственную поддержку и финансирование.

В США в конце 1980-х годов в связи с необходимостью обеспечения стерильным инструментарием в некоторых городах была начата работа нелегальных программ обмена шприцев. По мере открытия в США программ обмена игл, работающих нелегально и легально де факто, образовалась сеть пунктов обмена шприцев Северной Америки.

В настоящее время программы обмена шприцев и снижения вреда от немедицинского употребления наркотиков получают поддержку от администрации все большего количества штатов. При этом в США не разрешено финансирование программ обмена шприцев из федерального бюджета. Финансирование осуществляется из местных бюджетов городов и штатов, в которых осуществляются данные программы.

Внедрение подхода снижения вреда является основой политики по отношению к наркотикам в большом числе стран, включая Канаду, Австралию, страны Латинской Америки, Евросоюз, страны Восточной Европы и Центральной Азии, Ближнего Востока и т.д. На международном уровне программы признаны наиболее эффективным подходом в решении проблем, связанных с наркотиками, в частности, проблемы ВИЧ-инфекции.

  1. Помимо заместительной терапии, к программам снижения вреда относятся:
  2. – Программы обмена игл и шприцев: потребителям наркотиков обеспечивается максимально легкий доступ к стерильному инъекционному оборудованию, что позволяет снизить риск использования чужого инструментария и распространения ВИЧ и гепатитов.
  3. – Аутрич: социальная работа, проводящаяся за рамками медицинских учреждений; распространение профилактической информации до потребителей наркотиков (или до других закрытых социальных групп) в тех местах, где они обычно собираются.

– Самоорганизация потребителей наркотиков: проведение тренингов для ПИН (потребители инъекционных наркотиков) по медицинским, социальным и правовым вопросам; проведение индивидуального консультирования и организация групп поддержки (группы поддержки для ВИЧ положительных ПИН, группы поддержки «Анонимные наркоманы», группы поддержки для людей, предпочитающих контролируемое употребление наркотиков, и др.).

На некоторых территориях Российской Федерации работа программ профилактики ВИЧ-инфекции среди потребителей наркотиков началась в конце 1997 года.

В 1998 году министерством здравоохранения РФ совместно с международной независимой медицинской организацией «Врачи без границ» была разработана программа обучающего курса, направленного на подготовку нескольких сотен российских врачей, государственных служащих, представителей негосударственных организаций и бывших потребителей наркотиков методам, которые зарекомендовали себя в профилактике эпидемии ВИЧ среди потребителей наркотиков в других странах. Данный обучающий курс прошли специалисты из 61 города России, результатом чего стала организация профилактических программ в ряде городов и регионов на территории всей страны. Работа профилактических программ была начата на базе медицинских или общественных организаций.

Основными компонентом данных программ стали осуществление информационной работы среди ПИН посредством социальной работы в местах сбора потребителей наркотиков (на точках продажи наркотиков, в квартирах, где собираются ПИН, в инфекционных и наркологических больницах); разработка и распространение информационных материалов по проблемам профилактики ВИЧ и другим медицинским и социальным проблемам, связанным с употреблением незаконных наркотиков; осуществление программ обмена шприцев и бесплатной выдачи средств личной профилактики, таких как презервативы, спиртовые салфетки, дезинфицирующие средства.

В 2004-2009 годах в России осуществлялся проект ГЛОБУС («Глобальное объединение усилий против СПИДа»), который стал первой крупной инициативой гражданского общества, поддержанной Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Он проходил в 10 российских регионах.

В рамках проекта волонтеры активно работали с группами риска, в том числе с наркоманами и заключенными, а также проводили масштабную разъяснительную работу. С 2004 года на проект было израсходовано 88,7 миллиона долларов. На эти средства закупались лекарства и реализовывались программы профилактики для групп риска.

Фонд выделял деньги России, имевшей тогда статус страны с низким доходом на душу населения.

В феврале 2011 года глава минздравсоцразвития Татьяна Голикова заявила, что российские власти не верят в эффективность программ снижения вреда и считают опасным опыт применения заместительной опиоидной терапии. По ее словам, в 1990-х годах после экспериментального внедрения таких программ в 10 регионах РФ был зафиксирован рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией, гепатитами и наркоманией.

Источник: https://ria.ru/20120907/745278727.html

Вступил в силу закон, облегчающий доступ онкобольных к наркотическим обезболивающим

  МОСКВА, 1 июля. /ТАСС/. Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», которым упрощается выписка наркологических обезболивающих средств онкобольным, вступил в силу.

Что изменится

«Вступающий в силу Федеральный закон облегчает доступ к обезболивающим препаратам, что особенно важно для пациентов с онкологическими заболеваниями. Он является одним из важных элементов реализуемого сегодня Минздравом России комплекса мер по повышению доступности наркотических анальгетиков», — сообщила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Она уточнила, что пересмотрены нормативы, которые не корректировались с 90-х годов: увеличено количество разово выдаваемых пациенту обезболивающих, дано право выписки наркотиков лечащему врачу, увеличены разрешенные нормы запасов наркотических анальгетиков.

Кроме того, разработаны и доведены до сведения практикующих врачей методические рекомендации по лечению болевого синдрома у онкологических больных. 

Данный закон также исключает требование о наличии обязательной охраны при каждой перевозке таких средств и веществ.

Кроме того, он разрешает отпуск наркотических средств и психотропных веществ медицинскими организациями и обособленными подразделениями медицинских организаций, расположенными в сельских и удаленных населенных пунктах, в которых отсутствуют аптечные организации (при наличии лицензии на указанный вид деятельности). 

  •  Помимо этого увеличивается срок действия специального рецепта на наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в список II перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ с 5 дней до 15 дней.
  •  Одновременно законом введена норма о запрете требования возврата использованных первичных упаковок наркотических и психотропных лекарственных препаратов при выписке пациенту новых рецептов для дальнейшего продолжения лечения.
  •  Снижены сроки хранения специальных журналов регистрации операций, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ — с 10 лет до 5 лет.
  •  «Таким образом, закон (и принимаемые в целях его реализации иные нормативные правовые акты) существенно облегчает доступ пациентов к сильным обезболивающим препаратам, что особенно важно для больных онкологическими заболеваниями», — отметили в пресс-службе Минздрава России.

Случаи суицида среди раковых больных

Тема доступности сильнодействующих обезболивающих привлекла особое внимание общества после трагической гибели контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. 7 февраля 2014 года он совершил попытку самоубийства, выстрелив себе в голову из наградного пистолета. В тяжелом состоянии военный был доставлен в больницу.

В течение четырех суток адмирал находился в коме и в понедельник утром скончался, не приходя в сознание. По словам его дочери Екатерины Локшиной, у Апанасенко была диагностирована терминальная стадия рака.

В день перед смертью родственникам не удалось собрать необходимые подписи для получения морфина, прописанного контр-адмиралу.

 После смерти Апанасенко по стране прокатилась волна самоубийств онкобольных, и часто их уход из жизни связывали с нехваткой обезболивающих средств.

Что еще делается для помощи онкобольным

1 апреля 2015 года по поручению министра здравоохранения России Вероники Скворцовой была открыта горячая линия по вопросу обеспечения и выписки наркотических лекарственных средств.

Как сообщил вице-спикер Госдумы Андрей Исаев, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) должна разъяснить врачам в регионах, что им не будут предъявляться юридические претензии в случае выписки наркотических обезболивающих. «Основная проблема, которая остается, — это боязнь врачей выписывать сильнодействующие наркотики, особенно в сложных, спорных ситуациях, когда человек приехал к своим родственникам из другого региона», — констатировал парламентарий.

Специалисты НИИ им. Сербского подготовили три курса онкопсихиатрической помощи, что облегчить жизнь больных раком пациентов. По словам главного психиатра Министерства здравоохранения РФ Зураба Кекелидзе, первый курс программы будет для врачей-онкологов.

Им будут читать лекции по выявлению суицидальной настороженности у онкобольных. Второй курс будет для родственников раковых пациентов — им расскажут, как на раннем сроке выявлять и погашать негативные намерения и настроения у онкопациентов. Третий курс подготовлен для самих пациентов, столкнувшихся с раком.

С ними будут работать специально обученные психотерапевты.

Самое главное — онкобольной не должен быть один. Пациент должен знать, что многие виды рака лечатся. Это не повод заканчивать жизнь самоубийством

главный психиатр Минздрава Зураба Кекелидзе

В марте министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова  пообещала, что в России в течение года появится круглосуточная служба помощи при острых болях. Помощь будет оказываться в течение часа после обращения. Для этого вносятся изменения в нормативную базу, сообщила Скворцова.

 В планах Минздрава РФ наладить систему мониторинга за ситуацией с ежемесячным подведением итогов. «И мы хотим провести конкурс между регионами по более эффективному и доступному для граждан обезболивания любой острой боли и составлять рейтинг среди регионов», — сказала министр.

Министр добавила, что  в каждом субъекте РФ появятся центры оказания психологической и необходимой медикаментозной помощи тяжело больным людям и оказавшимся в кризисной ситуации. Такие центры уже открыты в 69 регионах, сообщила Скворцова.

  • ЖКХ, ОСАГО, ПДД. Что изменится с 1 июля

Источник: https://tass.ru/obschestvo/2082182

Ссылка на основную публикацию